© Foris Yulia, 2005-2017

REVOPRAVO

REVOPRAVO: ІНФОРМАТ: Форис Ю.Б. О формировании судебно-экспертного права: постановка проблемы


РЕПРИНТ: Форис Ю.Б. О формировании судебно-экспертного права: постановка проблемы // В зб. "Теорія та практика судової експертизи і криміналістики", Вип. 3. - Харків: Право, 2003. - С. 45.
Не вошло в издание: Результаты судебно-экспертных исследований юридически значимы, и их использование специально регулируется подотраслями процессуального права: уголовного, гражданского, хозяйственного и административного. Но отношения, влияющие на подготовку и ход судебно-экспертного исследования, не являются юридически значимыми для процессуального права: ни обучение, ни разработка методик, ни вопросы охраны труда, ни контроля над качеством и т.п. Однако именно они наиболее сильно влияют на ход судебно-экспертного исследования и получаемые выводы.
Ю.Б. Форис, научный сотрудник Киевского НИИСЭ

О ФОРМИРОВАНИИ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОГО
ПРАВА: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ



Розглянуто правове регулювання судово-експертної діяльності в Україні. Для систематизації правових норм, що оптимізують судово-експертне пізнання, запропоновано створення окремої галузі права.
Рассмотрено правовое регулирование судебно-экспертной деятельности в Украине. Для систематизации правовых норм, оптимизирующих судебно-экспертное познание, предложено создание отдельной отрасли права.
В свете новой концепции, разработанной группой украинских ученых под руководством М.Я. Сегая, судебная экспертология определяется как прикладная юридическая наука о судебно-экспертной деятельности (СЭД), ее закономерностях и методологических, правовых и организационных основах (1).
Под правовыми основами СЭД обычно понимают правовое регулирование судебной экспертизы: нормы процессуального права, регламентирующие назначение, проведение и использование судебных экспертиз (2).
Вместе с тем, регулирование целого ряда вопросов, от которых зависит судебно-экспертное познание (обучение судебного эксперта, разработка методик судебной экспертизы и т.п.), имеет неупорядоченный характер. Так, правовое поле СЭД напоминает "лоскутное одеяло", поскольку состоит из норм разных отраслей права: гражданского, хозяйственного, административного, трудового, финансового, международного, различающихся по методу правового регулирования, юридической силе и т.п. Нормы эти не систематизированы и нередко противоречивы.
Подобная "коллизия" в системе права возникает не впервые. В таких случаях выделяется отрасль или подотрасль - совокупность норм права, регулирующих осуществление какой-либо деятельности. Таким путем сфор-
1 Сегай М.Я. Судебная экспертология: объект, предмет, природа и система науки (в этом же сборнике).
2 См.: Дулов А.В. Вопросы теории судебной экспертизы. - Минск, 1959. - С. 5.; Аверьянова Т.В. и др. Криминалистика. Учебник для вузов. / Под. ред. Р.С. Белкина. - М., 1999. - С. 412.
Стор. 45



мировались банковское, биржевое, таможенное право, а также кодифицировались законы о перевозках воздушным, водным, железнодорожным транспортом, о пользовании земельными, водными ресурсами и др. Относительно недавно принят Закон Украины "Об оценочной деятельности", унифицировавший регулирование этой деятельности (и, соответственно, саму деятельность).
"Хаотичное" регулирование СЭД является причиной множества ее "болезней", на что неоднократно указывалось в литературе. Например, Л.Н. Головченко справедливо отмечает, что "в ходе судебной реформы необходимо выработать единые подходы к осуществлению СЭД различными субъектами и в первую очередь государственными учреждениями судебных экспертиз независимо от их ведомственной принадлежности" (1).
В.Я. Колдин предложил регламентировать экспертную деятельность вообще, включая в нее все виды экспертных исследований, использование выводов которых необходимо для принятия "правовых и управленческих решений" (2). Инициация рассмотрения данного вопроса своевременна: количество законов об экспертизе в тех или иных областях человеческой деятельности неизменно растет.
Однако В.Я. Колдин не предложил сформировать отрасль права, регулирующего отношения, возникающие в связи с назначением, производством, использованием экспертизы и принятием соответствующих правовых и управленческих решений. Нормы, регулирующие указанные отношения, действительно радикально отличаются от традиционных отраслей, поскольку в них функции изучения какого-либо вопроса и принятия по нему решения распределяются между разными субъектами. При этом, назначение и использование экспертизы не являются собственно экспертной деятельностью, так же, как судебная экспертиза не является собственно управленческой (правоохранительной, правотворческой, правозащитной и др.) деятельностью. Таким образом, существуют все основания выделить указанные нормы в самостоятельную отрасль, но это будет не "экспертное право", поскольку в нем не применен праксеологический ("деятельностный") подход, а интегрирован особый вид правоотношений, возникающих из закона или договора. Кроме того, уже потому, что они возникают или из закона, или из договора, к ним недопустимо применять единый метод регулирования, т.е. унифицировать метод регулирования данных отношений. По нашему мнению, предпочтительнее поставить вопрос об унификации только норм, регулирующих производственную подготовку и производство экспертизы, на основании чего и кем бы она ни назначалась (использовалась). Подотраслью такой отрасли (экспертного права) могло бы быть судебно-экспертное право.
Назначение и использование судебной экспертизы является той областью, где проявляется ценность СЭД, ее качества и свойства. Основную
1 Головченко Л.Н. Реформирование системы экспертного обеспечения правосудия в Украине. // Теорія та практика судової експертизи і криміналістики. - Х., 2002. - Вип. 2. - С. 7-8.
2 Колдин В.Я. Экспертиза в управлении и праве. // Вісник Луганського інституту внутрішніх справ. - 2000. - № 3.
Стор. 46



ценность СЭД составляет ретроспективное познание объектов, явлений и процессов материального мира, осуществляемое судебными экспертами. Все отношения, влияющие на ход и результаты применения данного познания, являются значимыми для СЭД, а это отношения, возникающие и протекающие как непосредственно в ходе исследования материалов дела, так и в ходе обучения судебного эксперта, разработки теории и методик исследования, получения информации, необходимой для исследования, технического и инструментального обеспечения исследования и т.п.
Результаты судебно-экспертных исследований юридически значимы, и их использование специально регулируется подотраслями процессуального права: уголовного, гражданского, хозяйственного и административного. Но отношения, влияющие на подготовку и ход судебно-экспертного исследования, не являются юридически значимыми для процессуального права: ни обучение, ни разработка методик, ни вопросы охраны труда, ни контроля над качеством и т.п. Однако именно они наиболее сильно влияют на ход судебно-экспертного исследования и получаемые выводы. Как правильно отмечал Р.С. Белкин, "под влиянием научно-технического прогресса и таких тенденций, как интеграция и дифференциация научного знания, специализация и кооперация в сфере трудовых процессов, развитие новых технологий, в экспертной практике и специальной литературе обозначились проблемы, требующие своего законодательного решения. … Возникшая проблема еще не получила своего решения, в том числе и потому, что не были достаточно аргументировано научно проработаны те аспекты практической экспертной деятельности, которые требуют правовой регламентации" (1).
Как нам представляется, основной причиной ненадлежащего (противоречивого, с большим количеством пробелов) регулирования СЭД является отсутствие выделенного предмета регулирования и общего метода регулирования. Для этого судебная экспертология инициировала рассмотрение вопроса о формировании судебно-экспертного права, в котором сама совокупность указанных отношений (СЭД) должна выступить предметом правового регулирования, поскольку СЭД отличается от иных видов деятельности в познавательном, методологическом, организационно-правовом планах, и только таким путем возможна гармонизация регулирующих ее правовых норм.
В качестве наименования для отрасли права, регулирующей отношения, влияющие на подготовку, ход и результаты судебно-экспертного исследования, наиболее подходит термин "судебно-экспертное право", поскольку он отражает и связь отрасли с правом, регулирующим судопроизводство, и специфику судебной экспертизы по отношению к иным экспертизам в управлении и праве, и больший объем предмета регулирования, чем при использовании термина "право, регулирующее судебную экспертизу".
Судебная экспертология, рассматривая правовое регулирование СЭД, выделяет в нем судебно-экспертное право, процессуальное право и область
1 Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. - М., 1997.- Т.3. - С. 98-99.
Стор. 47



их взаимодействия и взаимопроникновения. Поскольку судопроизводство является сферой приложения судебной экспертизы, а процессуальное право регулирует отношения в судопроизводстве, оно играет особую роль в регулировании СЭД, и его взаимодействие с судебно-экспертным правом заслуживает отдельного рассмотрения.
Впервые в законодательной практике термин "судебно-экспертная деятельность" был употреблен в Законе Украины "О судебной экспертизе", хотя его содержание не раскрывалось, и впервые СЭД был придан профессиональный статус. Поэтому, по нашему мнению, правильнее было бы назвать его Законом Украины "О судебно-экспертной деятельности", тем более что в нем изложены правовые основы обучения, аттестации и квалификации профессиональных судебных экспертов, методического обеспечения, финансирования, международного сотрудничества в области судебной экспертизы и др.
Данный Закон должен быть изменен и дополнен нормами, оптимизирующими познавательную деятельность судебного эксперта. Так, в Законе должны быть определены статус судебного эксперта, статус руководителя СЭУ и статус ведомства, в чьем подчинении находятся СЭУ и государственные структуры, обеспечивающие СЭД (ЦЭКК, Координационный Совет по проблемам судебной экспертизы и т.д.). Кроме того, базовый закон следует дополнить общими вопросами порядка производства судебных экспертиз, обучения судебных экспертов, разработки судебно-экспертных методик, а также указанием на то, что законодательство Украины должно применяться к СЭД в части, не противоречащей данному Закону.
Закон также должен содержать нормы, регулирующие общие вопросы ответственности (будь то судебными экспертами или участниками процесса) за нарушение норм, регулирующих СЭД. В частности, следует предусмотреть ответственность руководителя судебно-экспертного учреждения за необоснованный "отвод" судебного эксперта (отстранение сотрудника от производства судебной экспертизы, предусмотренное процессуальным правом). Следует также предусмотреть ответственность сотрудника ведомства, в чьем подчинении находится судебно-экспертное учреждение, за вмешательство в процесс производства судебной экспертизы ("во исполнение" норм Закона Украины "Об обращениях граждан" в ответ на жалобу, например, или в ходе ведомственной проверки деятельности) и т.п. Также должна быть предусмотрена ответственность участников процесса, в котором назначена судебная экспертиза, за нарушение постановления судьи или определения суда о назначении судебной экспертизы (препятствование судебному эксперту в осмотре громоздкого объекта, неоплата судебной экспертизы и т.п.). Должна быть предусмотрена ответственность, в свою очередь, судебного эксперта и руководителя судебно-экспертного учреждения (судебно-экспертного подразделения) за ненадлежащее хранение материалов уголовного, гражданского, хозяйственного или административного дела, предоставленного судебному эксперту для производства исследования, повлекшее частичную или полную их утрату.
Стор. 48



Valid HTML 4.01 Transitional



Правильный CSS!



ФАУСТ Карикатуры

Интернет реклама УБС

Copyright © 2005-2017
Всі права захищені.
Design by: Yuliia Foris.
hosted by faust